?

Log in

No account? Create an account
моё большое интервью - Наталья Макеева [entries|archive|friends|userinfo]
Наталья Макеева

[ website | Творчество Натальи Макеевой ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

моё большое интервью [Feb. 18th, 2016|09:40 am]
Наталья Макеева
[Tags|, ]

Наталья Макеева - Когда говорят пушки, музы не могут молчать - по крайней мере наши, русскиеСлово действует не только в людских головах здесь и сейчас, но ещё и во времени - поэтому роль культуры в деле борьбы против укрофашизма огромна

Наталья Макеева - член Союза писателей РФ, глава Информационной службы Евразийского союза молодёжи - рассуждает в своем интервью о складывающейся вокруг Новороссии ситуации и о роли искусства в нынешних условиях.

- Наталья, мы знаем вас как члена Изборского клуба. Не могли бы вы рассказать об этой организации, о её структуре, какие вы лично функции в ней выполняете?



- Дело в том, что я не являюсь членом Изборского клуба. В нём только одна женщина, это - Наталия Нарочницкая, по крайней мере - в основном, может быть, кто-то ещё есть в региональных филиалах. Я не доросла пока. Вместе с тем, в заседаниях Изборского клуба могут участвовать, высказывать своё мнение не только его члены. Есть эксперты, которые регулярно ездят на выездные заседания и приходят на московские. В Изборский клуб меня записал всем известный сайт «Миротворец». Может быть, конечно, я о себе чего-то просто не знаю.

Что касается моей функции - я помощник члена Изборского клуба и Общественной палаты РФ Валерия Коровина, в основном моё направление - информационное. Иными словами - стараюсь, что бы после мероприятий с его участием, на которых бываю, появились новости и фотографии.

- Наташа, почему Новороссия? Почему не Сирия или Южная Осетия?

- Начнём с Южной Осетии. Кстати, фамилия у меня - осетинская. События в Южной Осетии развивались стремительно. Буквально месяца за полтора до этого у нашей организации, Евразийского союза молодёжи, был там лагерь, в котором я участия не принимала - младшая дочь ещё грудная была. Когда началась война, многие наши активисты были готовы ехать и помогать, но нам объяснили, что там сейчас хватает тех, у кого есть боевой опыта или хотя бы подготовка, а также тех, кто умеет действовать в чрезвычайных ситуациях.

Но мы чётко понимали, что российские СМИ активно участвуют в этой войне на стороне противника. В такой ситуации даже небольшие порталы и блоги - не такой уж слабый ресурс. Мы включились - давали информацию с места событий от их непосредственных участников и из патриотических источников. Это было тяжело и морально, поскольку лично я всё, чем занимаюсь, пропускаю через себя и принимаю близко к сердцу и физически - мы с моим напарником по порталу «Евразия» ставили суммарно 100 новостей в сутки и больше. Наша информация расходилась по СМИ, по соцсетям, как сама по себе, так и усилиями активистов. Это было то малое, что мы могли сделать. Наверное, не нам судить, какую роль это всё сыграло.

Что касается Сирии, то эта территория, наверняка по своему чудесна, но мне совершенно непостижима. То, что Россия начала бить пресвдоисламских экстремистов, а реально - просто сатанистов - стало неожиданным событием, хотя давно уже очевидно, что мы должны отстаивать свои интересы по всему миру, там, где это необходимо и теми методами, которые в данный момент уместны и эффективны. Бить врага на дальних подступах.

Хотела бы я посетить Сирию - да, безусловно. Но, конечно же, это сложнее - по совокупности факторов, чем взять билет до Ростова-на-Дону и уже через несколько часов быть, скажем, в Донецке. К тому же, если в ДНР и ЛНР у меня много друзей, знакомых, то в Сирии, пожалуй, никого. Плюс - языковой барьер и, подозреваю, разность менталитета. Понятно, что это может быть только санкционированная поездка. Если вдруг возникнет некая возможность - я с радостью отправлюсь в Сирию. Пока не зовут. Но в любом случае - как говорится, моё сердце занято Новороссией.

Это несколько иррациональный момент. Я ясно чувствую, что события этих двух лет изменили всё - мир, Россию, каждого из нас. Несмотря на очевидные проблемы, на абсурд «Минска» и т. д. и т. п. - этот процесс необратим. Что-то сдвинулось в нашей реальности, и как бы некоторые силы ни пытались погасить волну пассионарности, пришедшую с Донбасса, она - уже данность, мы - уже другие. Мы лучше понимаем себя, понимаем свою русскость, Русский мир и необходимость борьбы за Русскую цивилизацию - с внешним вмешательством - каждого на своём уровне, там, где он может бороться. Новороссия меняет и тех, кто там оказывается, и речь вовсе не о боевом опыте или каких-то острых ситуациях. Не в этом дело. Это определённая мистика самого пространства - удивительного, рукотворного, созданного трудом, волей и силой духа многих поколений его жителей.

- Наташа, вы считаете, что обновление России произойдёт из Новороссии. Почему именно так? Какие, на ваш взгляд, факторы говоря о том, что обновление будет происходить и в политической и в культурной сферах.

- Конфликт на Донбассе - первый за долгие годы, затронувший самые потаённые струны практически каждого жителя России. Исторические, культурные, родственные и дружеские связи - давайте уж называть вещи своими именами, все двадцать с лишним лет Донбасс и Большая Россия де факто были единым целым, продолжали им оставаться несмотря на Беловежский сговор.

В сочетании с другими моментами именно происходившее эти два года дало абсолютному большинству жителей России, за редкими исключениями, понимание текущего исторического момента. Угроз, их реального источника, понимание всей серьёзности происходящего.

А ведь культура начинает просыпаться именно в такие, критические, болезненные моменты, в точках бифуркации истории. Это не правда, что когда говорят пушки, музы якобы молчат. Когда говорят пушки, музы не могут молчать - по крайней мере наши, русские.

Вообще, это, конечно, очень конкретное, материалистическое объяснение. Мы живём в конце времён. И русский народ воспринял войну в Новороссии как свою последнюю битву - за Россию, за конец истории. И точка ещё не поставлена.

- Как Москва и другие города и веси поддерживают Новороссию в борьбе против фашизма?

- Именно сейчас общественная активность сошла на нет. Ибо «Минск». Но продолжается непубличная, тихая помощь - множество мелких организаций помогает раненным, собирает помощь, провоз которой по непостижимым причинам затруднён. Идёт взаимодействие на горизонтальном уровне между творческими союзами России и республик, учебных заведений. Едут не только продукты, едут книги. Едут деятели культуры, стремящиеся поддержать коллег, многие из которых, особенно - в небольших городах, чувствуют себя брошенными. Едут, насколько мне известно, добровольцы, хотя, конечно, в отсутствие активных боевых действий их поток меньше, чем, скажем в 2014 году.

- Какие нравственные вопросы может извлечь Россия из ситуации в Новороссии?

- Произошла переоценка - что главное, что второстепенное. А главное - не экономика, главное - история. Российское руководство, долгое время сохранявшее в себе во множестве тяжкие шрамы 90-х, кажется, начинает это понимать.

- Наташа, кто вы больше, политик или поэт? Расскажите о вашем творчестве. Как вы его себе видите, и какова роль поэзии в борьбе против украинского фашизма.

- Да я, наверное, всё сразу. А творчество у меня в основном интуитивное достаточно. Это - художественное осмысление реальности. Она, реальность, ведь очень разная. Роль культуры и поэзии, в частности, в деле борьбы против укрофашизма, на мой взгляд огромна. Та сторона справедливо видит угрозу в деятельности литературно-гуманитарных проектов, таких, как, скажем, «Слово о Новороссии». Слово - это мощное оружие. И оно действует не только в людских головах здесь и сейчас, но ещё и во времени. Так, стихи, написанные во время Второй мировой войны и вскоре после её окончания, стали острыми, актуальными.

- Наташа, нашим читателям будет интересно узнать о вашей учебе в Литературном институте имени М. Горького. Расскажите об этом.

- По сути, в ЛитИн я поступила случайно. Вообще ж у меня не было высшего образования. Подумывала куда-нибудь поступить на заочку… В 2004 году я оказалась на слёте «Дети Солнца». По его итогам тогдашний ректор, Сергей Николаевич Есин, пригласил меня поступать. Очень удивился, что у меня нет высшего образования. В 2005 году я поступила и проучилась в общей сложности, включая три года декрета, 9 лет. Говорят, в Лите бывает, что и больше учатся и даже без декретов. Мы же люди творческие, у нас всякое бывает.

- В одной из ссылок я нашел ваше высказывание «Мир больше не литературоцентричен». Не могли бы вы развить эту тему? И вообще, обсуждалась где-либо эта идея?

- Эта идея прямо или косвенно затрагивается довольно часто. Вспомним ещё относительно недавнее время - выход книги менял ход истории, людские судьбы, становился событием далеко за пределами собственно литературы. Сейчас - ну да, выходят книги, у них есть своя аудитория. Но мир больше не вертится вокруг культуры. Книги и другие произведения искусства ничего не меняют. В постмодерне идеи не имеют значения - для общества. Постмодерн - это равнодушие, прохладная игра виртуалов. Увы.

Мир стал экономикоцентричен и идея в нём стала уделом единиц. И не всегда, к сожалению, эта идея - благая, а единицы исходят из, как говорится «добрых, вечных» ценностей. Майдан, к слову сказать, тоже родила идея. Чёрная идея, рождённая в головах, которые судьба собственно теперь уже бывшей Украины совершенно не волнует.

- Какова тенденция, на ваш взгляд, литературного процесса? Насколько взгляды патриотов и либералов отражаются в ней? Наверняка происходит борьба мнений и подковерная возня. В Москве эти процессы, должно быть, выражены ярче.

- Признаться, я стараюсь в эту самую возню не вникать. Патриоты и либералы до событий на Донбассе мирились с существованием друг друга. Вместе участвовали в мероприятиях и отнюдь не для того, что бы друг другу что-то доказать. Сейчас разделение заметно больше, но в обоих лагерях есть те, кто строит отношения, исходя из принципа «как бы с кем не поругаться». Конечно, ведь кого-то не издадут, кто-то не получит определённые материальные или моральные блага. Мне такая позиция, если честно, глубоко неприятна.

- Ощутили ли вы отдачу после неоднократных поездок и в Донецкую и Луганскую республики?

- Всё требует осмысления. Некий сигнал должен пройти по сознанию, подсознанию и дать то, что можно назвать результатом, но лучше - не называть. Писать о событиях в Новороссии мне трудно - мешает страх случайно сфальшивить, ведь рядом те, кто не просто прокатился в ДНР или ЛНР, а те, кто сам пережил многое. Пока для меня мой опыт поездок на Донбасс - в основном за пределами искусства. Я пока в процессе, в пути.

Беседовал Михаил Белозёров (для сообщества СП ДНР)
LinkReply