?

Log in

No account? Create an account
Афганская стигма: к вопросу о вводе войск - Наталья Макеева [entries|archive|friends|userinfo]
Наталья Макеева

[ website | Творчество Натальи Макеевой ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Афганская стигма: к вопросу о вводе войск [Aug. 30th, 2017|05:30 pm]
Наталья Макеева
[Tags|, , , , , , , ]

Газета «Взгляд» опубликовала мою новую статью. Написать её я собиралась уже давно - тема назрела и требовала реализации в тексте. Предлагаю её Вашему вниманию в «авторской» редакции. Различия – минимальны, но они есть. Здесь оригинал, у него короткое название – «Афганская стигма».


Три года назад, в двадцатых числах августа 2014 года, произошёл перелом в войне на Донбассе. После тяжелейших боёв вооружённые силы Новороссии перешли в контрнаступление. Кажется, весь мир тогда был уверен, что со дня на день на территорию конфликта войдут российские войска и отбросят подконтрольные Киеву формирования как минимум к границам бывших Донецкой и Луганской областей. Но… Как известно, ввода войск не было. За триумфом воли и оружия защитников ДНР и ЛНР последовали сначала Минск-1, потому – Минск-2…

Вопрос о вводе российских войск на территорию теперь уже бывшей Украины прозвучал - на митингах, в прессе, блогосфере и тд, ещё в марте 2014 года, когда словосочетание «Русская весна», казалось, знали все и каждый, по крайней мере – на постсоветском пространстве. Пока хунта была растеряна, даже само сообщение о том, что Россия вводит войска, уже вызвало бы панику в укроверхах, которые, скорее всего, поспешили бы покинуть Киев. Ну, а те, кому теоретически пришлось бы воевать, разошлись бы до дому, до хаты. Потому как – а зачем, собственно?

Ввода войск ждали все. Наверное, даже сторонники Майдана ждали – по-своему, с ужасом и трепетом. Но – несмотря на то, что такого рода решение наверняка обсуждалось на самом высоком уровне в высших эшелонах власти РФ, в итоге оно так и не было принято. При том, что, как теперь уже очевидно – конфликт в Новороссии не имеет не военного решения. Нравится вам эта мысль или нет…

Удивительное рядом. Самыми главными пацифистами у нас являются военные. В нашем, российском, в постсоветском обществе прочно закрепился страх перед вводом войск куда бы то ни было, порождённый информационной компанией вокруг событий в Афганистане, в которых, как известно, СССР участвовал. Условно итог этой, к сожалению, успешной, сетевой операции противника, можно обозначить как «афганская стигма».

В психологии понятия «стигма», «стигматизация» используются довольно часто. Особенно в последнее время. «Стигма» - это признак или совокупность признаков, по которым общество оценивает человека негативно, вплоть до его социального обесценивания. Американский социолог Ирвинг Гофман вывел такое определение: «Стигма – это глубоко дискредитирующий атрибут, который проявляется в занижении возможностей стигматизированного человека путем дискриминационных действий». Ситуация, породившая стигматизацию, может быть любой – например, позорный поступок или болезнь, проблема в окружении, которое «клеймит» личность. Сам термин – греческий и означает «клеймо», которым помечали преступника, предателя и тд, возможности которого в рамках данного социума были в связи с этим ограничены. По мнению психологов, стигматизированный человек и сам считает себя неполноценным, под влиянием общественного мнения он ограничивает себя в действиях и принятии решений. Часто этот состояние затягивается на долгие годы, а то и на всю жизнь. И затрагивать оно может не только конкретного человека, но и группы лиц, коллективные субъекты и коллективы.

Вернёмся к афганской стигме. Это - своего рода посттравматический синдром (посттравматическое стрессовое расстройство – ПТСР), охвативший огромное количество людей, большинство из которых знают о собственно событиях с чужих слов, а то и вовсе из СМИ, литературы и тд. Применительно к участникам боевых действий в ходу термин «афганский синдром», по аналогии с «вьетнамским синдромом». Однако в рассматриваемом случае всё гораздо сложнее, поскольку переводит нас из области медицины – психиатрии и психологии, в область социологии. Смело можно сказать, что «афганский синдром» стал своего рода, как выражаются те же психологи, блоком, из-за которого адекватная внешняя политика современной России часто осложняется страхом перед «новым Афганом». Насколько обоснован этот страх?

Официальная цифра потерь Советского Союза в войне в Афганистане, длившейся 10 лет – 13 300 человек. Реальная цифра, видимо, немного больше – около 15 тысяч. Иными словами, потери составляли от 1330 до 1500 человек в год. При том, что только в ДТП, по самым скромным подсчётам, сейчас даже гибнет около 30 тысяч в год, на самом же деле значительно больше, потому учитываются лишь те, кто «остаётся» на дороге, а сколько погибает вскоре от последствий травм? Можно обратиться и к другим разделам статистики, в том числе – смертность от травматизма в армии и тд… Цифры будут ужасающие.

СССР был огромной страной. И в масштабах страны полторы тысячи человек ежегодно –немного. И это – не цинизм, а реальное отношение к статистике. При этом у судьбы человеческой есть особенность – её ирония бывает страшна. И как в масштабах государства, так и в масштабах личности уход от войны ценой позора приносит и позор, и войну. Реальная история – молодого человека любящая мама, что бы он не пошёл служить в армию, положила в психиатрическую клинику. Логика была такая – сына могут отправить в Афганистан, а там его могут убить. При том, что конечно не факт бы послали на войну, не факт что там он бы погиб и, в конечном счёте, погибнуть, то есть покинуть наш мир значительно раньше естественного срока, можно не только участвуя в боевых действиях. В клинике молодой человек познакомился с любителями психоактивных веществ и в 24 года умер от последствий их употребления – не выдержало сердце. Конечно это – некий частный случай, но, тем не менее, он весьма показателен. Нельзя выбирать позор, пытаясь избежать войны. Как нельзя спасать жизнь целой чести… И это касается и страны, и отдельно взятого человека.

Так называемая «интеллигенция», тогда ещё – советская, с подачи «вражьих голосов» успешно «качала» афганскую тему. Для тех, кто не помнит, напомним. «Вражью голоса» - это несколько западных радиостанций, в том числе «BBC», «Радио Свобода», «Немецкая волна», ориентированные на русскоязычную аудиторию. Их деятельность, в которую вкладывались значительные денежные средства и организационные усилия, являлась идеологически подрывной и была направлена против Советского государства. Собственно, в чём-то подобном сейчас наши западные «партнёры» обвиняют Russia Today и радио «Спутник»… «Голоса» рассказывали, как хорошо живётся людям «свободного запада», как ужасен «совок» и тд. Актуальные события также подавались в соответствующей подаче.

Предпринимались попытки эти «голоса» глушить. В частности, «глушилки» стояли в ГДР. Но, несмотря на это, сигнал пробивался, и при определённом усердии и терпении поймать вещание можно было. Чем граждане-интеллигенты и занимались, практикуя шаманские танцы в стиле «тут ловит – тут не ловит», совсем как мы с мобильниками в лесу или на даче.

С наступлением эпохи «гласности» то, что ранее звучало лишь в эфире западного агитпропа, вылилось на страницы советской прессы. И Афганская война в сознании населения усилиями псевдоинтеллигенции, в том числе – всем известной Светланы Алексиевич, предстала чем-то ужасным, преступным, напрасным. «Цинковые мальчики»… При этом стоит также напомнить, что ввод войск в Афганистан был обоснован, участие в боевых действиях призывников значительно преувеличено. Необоснован был вывод наших войск – на территорию быстро зашли «парнёры».

Да, война – это всегда ужасно. Никто и не сомневается. Если бы человечество могло жить без войн, оно бы давно уже это сделало. Но вся история – это именно история войн – больших и малых. Иначе – не получается. Любой мир – всегда итог войны и устанавливается на условиях победителей. Так уж получается, что государство время от времени вынуждено воевать. Например, когда «партнёры» проявляют у его границ нездоровую активность. Тогда имеет смысл тем или иным способом установить дружественную власть, а если нужно – поддержать её силовым образом. О том, как англосаксы орудовали в Афганистане, писал ещё Киплинг. Ну, а американцы, собственно, и не скрывали своего участия в войне и даже воспели его в кинематографе.

Вой алексиевичей имел вполне конкретную задачу – вызвать в обществе снизу доверху чувство вины, уверенность в том, что всё было напрасно – все усилия, жертвы. Не удивительно, что участник боевых действий, которому «открыли глаза» эти «доброжелатели» в итоге начинает пить и вести себя, мягко говоря, странно. Алексиевичи потом впоследствии обвинили в этом власть. Мол, послала куда-то непонятно зачем и вот результат. И, власть, не вздумай снова…

Нет, граждане-«интеллигенты», не власть виновата, а лично вы. И в том, что в Афганистан вошли «партнёры», теперь успешно крышующие там идущий в частности в Россию наркотрафик, в том, что полетели в бездну судьбы «афганцев», в том, что теперь в России тема ввода войск по сути затабуирована. Миллионы людей носят на себе афганскую стигму, незаживающую рану, ставшую результатом массированной обработки общественного сознания со стороны алексиевичей.

И чем скорее мы, а в первую очередь – наши военные – избавятся от этой стигмы, этого навязанной нам психологической травмы, тем скорее начнём осуществлять суверенную внешнюю политику. А продолжением политики другими средствами является, как известно, война.


(c) Наталья Макеева, заместитель директора Центра геополитических экспертиз, член Союза писателей РФ

Наталья Макеева Афганская стигма - к вопросу о вводе войск

LinkReply